Пятница, 23.06.2017, 03:05

Мой сайт

Главная » 2016 » Ноябрь » 7 » Юрий СУВАЛОВ. Рассказы подводника -"Еще не вечер"
17:46
Юрий СУВАЛОВ. Рассказы подводника -"Еще не вечер"

                                                                

Уважаемый читатель! В своей статье "По местам стоять, к всплытию" я обозначил границы своих рассказов. Что для простых людей пишу, для пацанов и, если хоть один влюбится в море, буду считать, что пишу не зря. Не писатель я, просто мне очень хотелось рассказать про море, службу подводную, морскую. Но как говорится "Остапа несло". Так уж сложилось в жизни моей, что мне пришлось пройти не только службу подводную, славную, но и попробовать хлеба морского, соленого, рыбацкого. Мне хочется рассказать о рыбаках, смелых и отважных капитанах, с некоторыми я ходил в море, многих знал, слушал их рассказы. Это удивительные люди, посвятившие себя морю, не жадные, открытые, где-то грубоватые, иногда заносчивые, но очень порядочные, хотя каждый их них был так или иначе связан с криминалом, море у нас такое было. В моих рассказах могут быть домыслы, другие имена, названия кораблей, но все это было и намного больше, сильнее, чем я смогу написать.

                                                            

«Вот приедет барин-барин нас рассудит,

Барин сам увидит, что плоха избушка,

И велит дать лесу, » - думает старушка».

Н.Некрасов

Прелюдия власти

Итак, начинается мое третье море, рыбацкое, веселое, разбойничье, такое же азартное, как выход в торпедную атаку или всплытие в центре ордера авианосно-ударной группы в составе с атомным авианосцем "Энтерпрайз".

90-ые годы, разгул «демократии», страну рвут на части. Уже Шеварнадзе с Горбачевым сдали кусок нашей Родины, проведя в Беринговом море линию, отчуждая в пользу Америки часть шельфа, причем самого богатого рыбными запасами и не только рыбными, там много чего есть, но мы про рыбу. Американцы не дураки, не стали дожидаться ратификации, сразу же взяли район под охрану. Потом "демократы" додумались, наше внутреннее Охотское море отдали грабить, до семисот вымпелов одновременно, каких только флагов не встретишь: Польша, Панама, Корея, Вьетнам, Камбоджа и даже Гондурас, голубые супертраулеры испанской постройки, каждый такой корабль мог вычерпать как десяток обычных судов. Тащат наши богатства безмерно. Мы тоже хватаем, так это мы. Хотя тоже, не в Россию везем, в Японию или в Корею. Какой Пусан на нашем крабе, рыбе выстроили, в начале 90-х деревня была, к 2006 году семимиллионный мегополис, своими глазами видел. Япония под завязку затарилась. А в России как не было ничего, так и нет. Попробуй, зайди с продукцией в Российский порт, последний хмырь, который в кабинете приборку делает, прибежит долю требовать, не говоря о таможне, бандитах.

В море беспредел! Пограничники где? А нет пограничников в море. 1997 год, на «Глубомере» только отошли от Северо-Курильска, из пролива выходим в Охотское море, по рации «Лебедь» вызывает, «Лебедь» позывной наших пограничников, я на вахте. ««Глубомер», вы корейское судно наблюдаете». Отвечаю, «наблюдаю». Опять «Глубомер», «Глубомер», а что корейское судно делает?» Отвечаю, «ставит сети». Тишина в эфире. Опять «Глубомер», «Глубомер», а зачем они сети ставят?» Зло меня взяло, за себя, за страну, за пограничников, зарычал я в микрофон: «В волейбол играть будут». От Северо-Курильска идти 20 минут на катере, а пограничникам ни капли топлива не дают. Все корабли у стенки, без ремонта, без топлива, без зарплаты. Я так думаю, что специально. Когда в Москве деньги «демократам» платили, все обговаривали, как и где ловить, проверять кто будет. Вот и грабили.

В 2000 году Путин пришел, дали пограничникам топливо, 30% от конфискованной продукции разрешили себе отчислять, вот тогда началась настоящая честная пиратская жизнь. А до этого приходи, бери сколько и чего хочешь. Какой вред стране нанесли... Кстати в 2000 году и я с "Глубомера" в рыбаки подался, сначала по безопасности мореплавания, затем директором компании.

Еще не вечер.

Рыбакам Камчатки посвящается.

«За нами гонится эскадра по пятам,

На море шторм и не избегнуть встречи,

Но нам сказал спокойно капитан,

Еще не вечер, еще не вечер»

В.Высоцкий.

СРТМ-К «Пахачи» вышел в море на лов синекорого палтуса в районе недалеко от линии шеварнадзе. Ноябрь, шторма, океанская волна и рыбы в районе нет, глубины большие. Третья неделя лова и ничего, практически ничего. Проболтаться три недели в море и ни рубля не заработать. В море платят не за количество рабочих дней, а за продукцию, которую ты произвел. Да еще зависит от продажной цены продукции, которая тоже складывается в зависимости от многих факторов, в том числе и от времени ее появления на рынке. Раньше она появилась, первая, у нее и цена выше, позднее, последней ее привез, цена уже упала. Поэтому в море не только ловить, еще думать следует и рисковать.

Вот и наш капитан думу думает, ну что рискнуть, попытать счастья рыбацкого. Можно, конечно, и не пытать, но тогда без гроша домой, да ладно сам, а экипаж, они с тобой пошли, на тебя смотрят, что ты им сможешь дать. Будет рыба, они деньги заработают, дома их тоже ждут. Новые машины, квартиры, отдых в Черногории, Бали. Это только на берегу беда в девяностые, а в море эльдорадо, в море деньги, в 90-ые не зевай, правда, и пахать за них приходится от души и рисковать.

Была, не была. Все, мужики, идем в район шеварнадзе. Все обрадовались, засуетились. Курс на район, шторм, море 5 баллов. Нос поднимается к черному небу, затем стремительно летит вниз, захлебываясь в волне, на бак вода тоннами и снова вверх, скидывая с себя воду. К вечеру подошли к району, на локации вроде нет никого. А никого и нет, потому как шторм, самолеты не летают, район не осматривают. Обычно район не менее одного, два раза в сутки облетает самолет базовой патрульной авиации, да и спутники дают обстановку в районе, а там дело оператора, команду дает, и в район направляют самолеты или корабли береговой охраны.

Легли по волне. Аврал! Постановка трала! Заскрипела лебедка, заскользили тросы по палубе, трал ставим. Судно кидает и треплет, волна почти в корму бьет, по слипу на палубу вылетает, иногда по пояс в воде, все мокрые. Команда отработана, быстро трал поставили, идем по трехсот метровой изобате, должен быть тут палтус, должен. Три часа время траления, пора выбирать, опять скрипит лебедка, трал выбирает, нагрузка высокая, время от времени останавливаем лебедку, не спалить, тяжелый трал. Но это ни о чем еще не говорит, можно такое подцепить в трал, что и рыбачить нечем будет. И вот трал еще только в слип вошел, а уже видно есть рыбка, есть. Осторожно, выбираем трал на палубу. Полон трал, тонн 10 зачерпнули. Теперь пойдет веселье. Завертелась машина-головорезка, рыбину под нож, следующую, только рыбьи головы отлетают и вниз тушки по желобу в цех. В цеху лишнее от палтуса убирают, сортируют по размеру и в шкаф морозильный. А трал уже опять в воду. Вот и началась работа рыбацкая в две смены всем экипажем. На мостике только капитан, он и штурман и рулевой, остальные рыбой занимаются. Как-то мне пришлось в море выйти на МРС с Октябрьского. Необходимо документы на крабовик РС "Арию" передать. Три дня я на этом МРС был в море. Штиль почти, но меня так укачало, в голове шум. А команда тралила камбалу, палтуса и вообще что в прилове попадется. А попадался там камчатский краб, трое суток они не спали, трал таскали и краба разделывали. Краб - это их дополнительный заработок, причем значительно больший, чем пойманная рыба. Трое суток отрыбачили, бегом на берег. Сдали, что наловили: килограммов 200 камбалы, палтуса, краба, а краба отдельно, его сразу за деньги, и опять в море.

Вот и на СРТМ-К сейчас весь экипаж рыбу обрабатывает, люди могут, а вот с техникой, не успевает техника, головорезка, крутится нож, режет головы рыбьи, но не сунешь под него больше чем одну рыбину, морозильникам тоже время нужно, чтобы рыбу в глубокую заморозку загнать. Скопилось палтуса уже и на верхней палубе и в рыбном цеху, ходить и работать трудно, люди начинают ошибаться от усталости. Трал снова в море, оступился матрос из траловой команды, ногой за трал зацепился, вместе с тралом под воду. "Человек за бортом", "Стоп трал", "Стоп машина", "Прожектора в место падения", "Шлюпку на воду", - посыпались команды. Прожектор светит на слип и на воду, где человек ушел вместе с тралом. И в свете этого прожектора на поверхность вылетает человек, бьет руками по воде, рот в крике раскрыт, глаза и лицо выражают пережитый страх подводного погружения и изумление, что свет, что вот он родной пароход, что жив! Несколько рук сразу кидают ему концы, спасательный круг, секунды, и он уже на палубе. Минуту люди еще шумно обсуждают происшествие, спасенного вниз, а сами ставить трал.

Устали люди, вот и ошибки, пожалуй, хватит, трое суток в районе, думает капитан, да и погода вроде получше стала, пора уходить, трал поднимем и уходим. Светает. Минут двадцать прошло, над рубкой проревел самолет, береговая охрана на Аляске проснулась. "Выбирать трал!" Самолет над нами опять, пошел на круг. Тралмастер доложил: "Трал на борту". Пора бежать. "Машине самый полный". "Курс 274". Выскочить нужно за линию шеварнадзе, успеть, обхитрить, обмануть. С самолета по рации требуют остановиться, лечь в дрейф, ракеты красные пускают. Вперед, только вперед, иначе, зачем весь этот поход, сумасшедшая работа. "Старпом, давай к радистам, поищите наши суда, кто поближе". "Штурман место наших судов на карту."

С самолета впереди по курсу легли красные трассеры снарядов. Стрелять начали. На очередном заходе очередь с самолета по корме. Пора "тормозить", расстреляют пароход, с американцев станется. "Самый малый ход". На горизонте корабль береговой охраны, к нам бежит осмотровую группу высаживать будет.

Ну что старпом, собирай команду:

"Кто хочет жить, кто весел, кто не тля,

Готовьте ваши руки к рукопашной.

И мы с фрегатом становились борт о борт,

И поглощались в схватке бесшабашной"

В.Высоцкий

Пока фрегат бежит к нам, мы время от времени даем ход и ложимся в дрейф. Штурман обстановку нанес по нашим судам: "Курсом 265 четыре рыбака, наши с Петропавловска, два с колхоза Ленина, и два с других компаний. Капитаны судов согласились встретить и прикрыть нас". «Курс 265».

К нашему борту фрегат подходит, осмотровую группу высаживать будет. Ну-ну, поглядим!? На фрегате команды звучат разные, по правому борту человек десять выстроились, к нам на борт собрались. Старпом наш, с ним еще четверо на левом борту угрюмо встречают гостей. Соприкоснулись борта, на фрегате команда, пошли. Один, второй на борт... Наши встали у перехода "случайно" закрыв проход. "Право на борт, полный ход". Заскрипели борта, разинув рты заметались американцы по борту своего фрегата, а мы вперед, только вперед. "Штурман, сколько по времени до наших". "Два часа двадцать минут, до наших судов". "Радист, сообщи на суда время подхода в точку, пусть встречают, и докладывать им наше место курс и скорость каждые двадцать минут". Надо продержаться, выскользнуть. В рубку ввалились старпом, боцман и два американца с фрегата, амиго лопочут, руками машут. "Боцман, угомони, мешают". Боцманюга у нас, что глыба, без слов поднес кулачище под нос американцам, те оценили, перестали лопотать. "Вестовой, неси коньяк", хороший у меня коньяк, с Пусана мне в море передали, «Камю» называется. Пусть гости неудовольствие свое запьют хорошим напитком. "Боцман разливай". Боцману можно, он здоровый, он может весь мой запас выпить, рожа только слегка покраснеет. Американцы руками машут, но уже неуверенно, потом дали отмашку и махнули по пол стакана. Тут вроде наладилось. А вот фрегат стрелять начал, красные трассеры по носу. Совсем обалдел своих же побьешь. Мы самым полным ходом бежим к своим судам. Фрегат мечется, не знает, что предпринять, по радио разные требования к нам, угрозы, но стрелять перестал, жалеют своих. Интересно наши бы пограничники как бы в этой ситуации вели. Наверное, открыли бы огонь, а если и задели кого из своих, сказали бы служба у нас такая. А эти жизнь своих ценят, жизнь у них, видимо, очень хорошая, раз ценят. И правильно, на это мы свой расчет и строили. Фрегат целится нам наперерез, зря. Пропорем..., нельзя нам останавливаться. На фрегате одумались, заходят к нам с правого борта, на левом борту концы, крюки таскают. Вот отчаюги, решили идти на абордаж! Книжек про пиратов начитались! "Право на борт!" Циркуляция вправо, наш нос летит уже на середину фрегата, перед глазами проносится серо-голубой борт корабля, расстояние метров 20. Сейчас столкнемся. На фрегате командир молодец, лево на борт, корму начал отбрасывать. Эх, все-таки коснулись мы носом фрегата, в кормовой части леерные ограждения, как спички полетели, катер на борту на дыбы и за борт. Фрегат отскочил, лег на параллельный курс, ход сбросил, сопровождает. Дыши ровно янки, что страшновато, когда форштевнем по борту скребут, а не шали, тут тебе не в войнушку играть, тут люди работают, деньги зарабатывают. У нас жизнь другая, нам без риска нельзя. На встречу четыре судна, наши рыбаки, фрегат все также сопровождает, надоедливо верещит, что-то по радио требует, ракетками постреливает. Мы в середину наших судов и в терводы России в окружении рыбацких судов. Фрегат с нами, самолет кружит, торжественно идем. Теперь на входе в терводы нужно инспекторов отдать, они уже лыка не вяжут, интересно коньяк весь выпили? Мне бы тоже не помешало промочить горло. Вырвались, победили! А как же!

"Ведь океан-то с нами заодно, и прав был капитан.

Еще не вечер"

В.Высоцкий

Крапленый туз или, раз на раз не приходится.

«Удача миф, но эту веру сами,

Мы создали, поднявши черный флаг».

В.Высоцкий

Наверное, кто-то обвинит меня, что я сопереживаю тем о ком пишу, во-первых, они смелые и мужественные люди, во-вторых, море - это Вам не на печке и, наконец, в третьих, почему-то профессиональные писатели с удовольствием пишут про ментов и бандитов, причем бандиты у них зачастую умнее и добрее, а я про своих простых и бесшабашных магелланах, нравятся они мне широтой души и отважным сердцем, на море гниль не держится - вода больно соленая.

МТР «Луговое» сегодня в пиратском рейде. Сентябрь, Охотское море в это время года вполне приветливое, краба много вблизи побережья, в терводах России, недельки через две краб на глубину пойдет. Хорошо ему никаких тебе границ. А мы по всем документам в Пусан на ремонт идем, поэтому оповещений по району не давали. Как вышли из Магадана, теперь нам в терводы России без разрешения пограничников и нельзя. Но наш замысел в том и заключается, в районе севернее Октябрьского войти в терводы и загрузить приготовленный нам к тому времени краб, для этого три СТРа работают на лове в прибрежной зоне. На борту представитель компании Стальной, фамилия или кличка такая? Но своей фамилии соответствует, молодой симпатяга, плечи, рост, ручищи, дай Бог каждому и с мозгами порядок.

К вечеру вышли в район встречи. В районе судов много, все краба ловят, где, кто разобраться сложно. Для чего на борту у каждого что-то типа маячка Инмарсат называется, сейчас бы Глонасс был, но сами знаете…, сигналы подает, спутник принимает и в центр мониторинга на Камчатку передает, там информация обрабатывается и оперативному дежурному Северо-восточного пограничного округа на планшет. Оперативный видит где, кто находится, разобраться может, кто с порядками крабовыми работает, кто перегрузом продукции занимается. Но это так только кажется, рыбаки ушлый народ, уже научились морочить голову, накрутят Инмарсат, по спутнику идет пароход в Пусан неторопливой своей скоростью, а фактически он уже давно рыскает по своим пиратским делам. Так и наш МТР осмотревшись, без лишних разговоров занял место и пошел перегруз краба с промысловиков. МТР - малый транспорт, тонн 300 краба возьмет. За ночь забили все трюма, и с рассветом МТР уже был за терводами, бодро бежит курсом на Пусан. Бодро, то бодро, вот как выйти из Охотского моря. На подходе к Лаперузу, это пролив между Хоккайдо и Сахалином, «Вельбот» стоит, вельбот это позывной пограничного корабля, таких как мы отлавливает. Пролив неширокий, в хорошую погоду оба берега видны, а Лаперуза назван в честь французского капитана, отважного морехода Лаперуза. Океанской стороной идти, там тоже несколько контрольных точек.

Пока доберешься до Курил, десять раз обнаружат. Бежим мы, на удачу рассчитываем, на русское авось, хотя есть у нас в рукаве туз бубновый и вся надежда на это. Хотите узнать, что за туз у нас такой? Нет, не скажу, людей подводить не буду. А кому положено знать, они знают, думают, решения принимают. Пограничники наши башковитые ребята, зря хлеб не едят, еще и нас прокормят. Так и в этот раз, рассчитывали на туза козырного, а нет туза, спекся, крапленым оказался, грамотно пограничники сработали. И вот уже к нам «Рысь» подходит, а чуть дальше ПСКР «Воровский» дымы пускает. Все, на этот раз мышке некуда деться, захлопнулась мышеловка. Легли в дрейф, ждем рыбинспекцию, на борту 300 тонн краба, рыночная цена 16 долларов за килограмм. Это какой же штраф платить придется? Уйти, как уйти от ПСКРа? Ладно бы «Рысь» от нее бы убежали. А она вон уже швартоваться собралась, концы бросают.

Как-то осенью глубокой с океанской стороны пытался оторваться от самолета крабовик сахалинский. Достали его летуны, все как по нотам, трассеры по носу, по корме, а потом по судну врезали, правда, ни кого не зацепили, моряки на плоты, а судно затонуло, да быстро так. Вроде всего пара снарядов по борту пришлось. Потом людей с плотов забрал пограничный корабль, на Камчатку доставил, там командующий в сердцах капитану от души врезал, уж больно пакостно капитан в море обзывался, грозился. Они там на Сахалине больно нахальные, остров, что с них взять. Народ дикий бескомпромиссный. Не знаю как сейчас, но тогда за мат и ругань не сажали.

Заблестели глаза у Стального, «Вперед капитан, полный ход!». «Понял», обрадовано рявкнул капитан. «Механик полный вперед». «Быстрее, быстрее обороты!». На «Рыси» засуетились. «Стоять!» «Куда!?» МТР отскочил от «Рыси». Команды по судну: «Стоп машина». «Плоты на воду». «Пробоина в трюме». «Всем покинуть корабль». Механику, по телефону, «открыть кингстоны».

На воде развернулись плоты,

«Кто с кольтом, кто с кинжалом, кто в слезах,

Мы покидали тонущий корабль»

В.Высоцкий

Экипаж на плотах, на борту только Стальной, капитан и стармех. МТР медленно оседал на корму. К борту подошел РС «Рысь», к нам через леера перемахнули два инспектора. Глаза строгие, сами важные. «Некогда, некогда господа, судно тонет». «Мы покидаем корабль». «Посмотрите корма уже под водой, уходим».

Минут через десять трудяга МТР никого не предав молча ушел на дно, унося с собой тайну своих трюмов, человеческую глупость и жадность.

Честь имею.

Ветеран подводного флота России, капитан 1 ранга Ю.Сувалов

Категория: Литературное творчество | Просмотров: 682 | Добавил: supertik-alex | Теги: Еще не вечер, Юрий Сувалов | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
avatar
Категории раздела
Политика [48]
политика в городе
Общество [310]
Городские события, праздники,учеба
Донские вести [208]
Материалы Правительства Ростовской области
СОЦИАЛКА [15]
Пенсионеры, многодетные семьи, пособия,льготы...
Новости [90]
Все новости текущего дня
Спорт-норма жизни [203]
Спорт,физкультура, соревнования,команды
Экономика [122]
Производства,работа
Проишествия [27]
ДТП,пожары,Криминал
Край родной [27]
путешествия, история донского края
Реклама [31]
Реклама на сайте, оюъявления
Профессионалы [38]
люди Волгодонска ставшие настоящими профессионалами своего дела
Культура и искусство [83]
выставки, мероприятия в городе
Здоровье,медицина [33]
Мероприятия. больницы,клиники,поликлиники.врачи
Служу России [22]
материалы военных и о военных,служба в Армии
Традиция [25]
Городские мероприятия, ставшие традиционными
ЛЮДИ [50]
материалы о волгодончанах
Деловой завтрак [5]
Разговор с интересными людьми
Образование [31]
Школы,лицеи,гимназии,колледжи,ПТУ,ВУЗы
Литературное творчество [7]
Стихи,рассказы жителей нашего края
Энергия города [4]
страница
Ваша сотка [1]
Дачи и огороды, советы агронома.
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Архив записей
Наш опрос
Какую политическую партию Вы поддерживаете?
Всего ответов: 372
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0